Аналитические материалы

«Тунеядство» как форма налогообложения:  заплати 20 тысяч и «не работай» дальше?

kak-bezrabotny-j-mozhet-poluchit-kredit

Последние несколько месяцев российское общество активно «прощупывается» на предмет общественного мнения относительно введения так называемого налога на тунеядство. Еще в мае про нецелесообразность его введения говорили в Минтруде, позже его рассматривали в контексте белорусского опыта и лишь на экспертном уровне. Но к осени позиция властей несколько поменялась – в конце сентября вице-премьер Голодец анонсировала подготовку проекта закона, лишающего «тунеядцев» права на бесплатное использование социальной инфраструктуры и введение платной медицины для них. Теперь же глава Минтруда Максим Топилин озвучил конкретные цифры – налог «на тунеядство» будет предусматривать минимум 20 тыс. рублей.

В Минтруде считают, что данная сумма покроет «социальную несправедливость», вызванную тем, что получающие доход, но не уплачивающие налогов и взносов граждане не участвуют в финансировании социальных сфер. Кроме этого, введение такого «штрафа» должно каким-то образом вывести трудящихся и самозанятых из «серой» и «черной» зон. Карьерист.ру постарался разобраться в правительственном «ценообразовании» тунеядства и потенциальных особенностях взыскания данного сбора.

«20 тысяч для начала»

Озвучивание конкретного размера налога для ненастоящих безработных смело можно называть новым витком в истории про «тунеядцев» и выведении из тени самозанятых. Если раньше министр труда Максим Топилин говорил, что каких-либо подобных нововведений не стоит ожидать раньше 2018 года, то его последнее заявление дает повод думать, что власть уже решила поторапливаться. И хоть про конкретные законопроекты пока речь не идет (Голодец заявляла про разработку документа в сентябре, но ее слова опровергли в пресс-службе правительства), сам процесс его разработки явно не займет длительного промежутка времени.

Так, по мнению Топилина, которое приводит «РИА Новости», легально работающим человеком можно назвать лишь того, кто заплатил подоходный налог – именно из этого нужно исходить при определении размера налога на «тунеядство». Если брать в качестве стартовой точки минимальную зарплату (7500 рублей), то общий объем подлежащего уплате НДФЛ (13%) составит 11,7 тыс. рублей в год. К этой сумме министр предлагает добавить размер взноса в фонд обязательного медстрахования, который за находящегося «в тени» гражданина производит региональный бюджет – в среднем это 8-9 тыс. рублей. Путем сложения этих показателей «итого получается 20 тыс. в год, для начала», – посчитал чиновник. Таким образом, размер ежемесячного взноса будет составлять около 1667 рублей. По его мнению, данная цифра носит условный характер и является минимальной формой участия граждан в финансировании социальной инфраструктуры.

bezrabotniy

Размер ежемесячного взноса будет составлять около 1667 рублей.

По словам Топилина, путем введения данного налога правительство хочет выявить тех, кто имеет доходы, но не участвует в содержании государства. По его мнению, 20 тыс. рублей в год – это нормально и даже несколько «маловато»… Но, делая такие заявления, министр умалчивает про основную проблему – определение численности таких самозанятых и нелегалов, а также их дифференциация от тех, кто доходов, с которых будет насчитываться такой налог, не имеет и вовсе. Дело в том, что по оценкам разных экспертов численность таких граждан существенно разнится, и эта разница составляет десятки миллионов человек.

Так, Росстат оценивает общее число безработных в России в 4-5 млн человек – из них 1 млн. стоит на учете в центрах занятости, а остальные – это и не имеющие работы, и самозанятые, и трудоспособные домохозяйки. Некоторые независимые эксперты говорят, что рынок «серых и черных» зарплат охватывает около 15 млн человек. Минтруд более смелый в своих оценках – по подсчетам ведомства в России имеется больше 22 млн самозанятых. И это все перечеркивается заявлениями вице-премьера Голодец, которая еще 3 года назад говорила, что 38 млн россиян заняты «непонятно где и чем» – об их деятельности у правительства нет данных (хотя, в сентябре, по ее словам, таких насчитывалось около 7 млн).

Другой вопрос, как введение такого налога повлияет на легально работающих граждан, чьи ежегодные отчисления явно превышают 20 тыс. рублей. Это может мотивировать их перейти в «серый» сегмент рынка, что позволит им серьезно сэкономить на налогах и страховых взносах. Особенно если гражданам, которые уплатят названные 20 тыс. рублей, после этого присвоят статус «легальных работников».

А хватит ли приставов?

Не меньше вопросов вызывает и механизм взыскания данного налога «на тунеядство», сомнений по скорому введению которого больше нет уже ни у кого. Совершенно утопично было бы думать, что нелегально работающие граждане самостоятельно придут, «сдадутся властям» и заплатят предложенный Топилиным размер налога, даже если их доходы в десятки раз выше МРОТ, из которого и предложил исходить министр. Безусловно, сама идея Минтруда, согласно которой нельзя уравнивать в социальных правах плательщиков и неплательщиков налогов, кажется вполне справедливой. Но лозунг «Заплати и спи спокойно» никогда не был актуален в российских реалиях, поэтому первое, о чем должны были подумать инициаторы данного нововведения – это порядок принудительного взыскания средств.

Конечно, законодательство об исполнительном производстве предоставляет властям массу инструментов для этого, но в таком случае, для его применения нужно идентифицировать непосредственно личность должника, с чем у властей наверняка возникнут большие проблемы. Очевидно, что тем, кто будет заниматься взысканием (логично предположить, что это будет ФССП в сотрудничестве с ФНС), изначально придется проанализировать деятельность от 7 до 22 млн граждан. Помимо стандартных запросов, справок и прочих формальных процессуальных действий, приставам придется провести беседу с каждым из них. При этом вполне понятно, что большинство из них заявит, что являются безработными – лишь единицы, испугавшись государственной системной машины, сознаются в нелегальной занятости и позволят это задокументировать.

217012-640xp

Можно представить и другие пути, например, неформальную слежку за безработными (что, конечно же, сродни шпионским фильмам и как минимум незаконно) или привлечение к этому процессу работодателей-нелегалов, но это тоже ощутимого эффекта не даст. Так что единственным реальным механизмом, который может применить власть – это обложение налогом всех без исключения трудоспособных безработных, которым уже потом самостоятельно придется доказывать отсутствие постоянного трудового дохода. И тогда уже в ход пойдут справки о наличии средств на их счетах, необоснованные покупки и прочие доказательства, которые обяжут граждан уплачивать «налог на тунеядство».

Так что в «зоне риска» оказываются все, у кого нет официального дохода, вне зависимости от причины. А это уже может вызвать рост социальной напряженности среди «тунеядцев».

Прогнозируем безработицу

Впрочем, как считает премьер-министр, обзывать таких граждан «тунеядцами» некорректно.
Как приводит слова Дмитрия Медведева «ТАСС», предложенный Топилиным сбор, это вовсе не «налог на тунеядство», и, вообще, не стоит употреблять такие термины. Премьер уточнил, что инициатива предусматривает вовлечение в финансирование соцсистемы тех граждан, которые ей пользуются, но не делают никаких отчислений, а они с тунеядцами не имеют ничего общего.

Впрочем, данные инициативы уже вызвали массу негативных комментариев в экспертном сообществе. Например, глава комитета парламента по труду, депутат Ярослав Нилов, в интервью «Ленте.ру», охарактеризовал инициативу как «неприличную». По его мнению, в нынешнем экономическом положении нельзя вводить данный сбор – россияне не смогут его оплатить. Член Госдумы считает, что россияне стали заложниками положения, когда им приходится трудоустраиваться за копейки или же получать заработную плату по «серым» схемам. По его мнению, то, что люди с образованием должны работать нелегально – уже позор для государства, а если их еще и обложат позорным налогом и назовут тунеядцами – это как минимум неприлично.

98357

Данные инициативы уже вызывают массу негативных комментариев в экспертном сообществе

Согласен с этим и член КПРФ, депутат Сергей Шаргунов. По его словам, которые приводит станция «Говорит Москва», путем введения данного налога у самых незащищенных слоев общества хотят отнять последние копейки. Парламентарий считает, что такие предложения провоцируют социальную нестабильность, особенно на его родине – в Сибири, где колоссальная безработица. По мнению Шаргунова, контроль над теневыми доходами нужно устанавливать совершенно другими методами, например, изменениями в налоговом законодательстве.

С тем, что такая мера, как «налог на тунеядство», не решит проблему с теневыми доходами, согласен и зампред эсеров, депутат Михаил Емельянов. Он возражает против самого принципа определения всех неработающих в качестве нелегалов. Как приводит его слова ИА REGNUM, не все неработающие заняты в теневом секторе, а те, кто работают нелегально, делают это не от «хорошей жизни». По его мнению, ключевой проблемой можно считать непомерно высокие социальные взносы, которые обусловлены дефицитом средств. В любом случае даже введение данного налога, как считает депутат, не поможет, так как дефицит одного только ПФР в десятки раз больше потенциального дохода.

По нашему мнению, единственное, к чему действительно может привести введение указанного налога, так это к росту популярности государственных служб занятости. Очевидно, что все потенциальные плательщики налога возжелают получить официальный статус безработного, который формально выведет их из «серой» зоны и избавит от обязанности к уплате налога. Фактически им не останется ничего другого, кроме как становится на учет, и тогда-то показатели официальной безработицы примут действительно реальные очертания…