Аналитические материалы

Последнее жилье заберут за долги

Foreclosure concept

Кредитные долги – одна из тихих, но, главных проблем россиян.
В 2016 году в долговой поруке находились около 40 млн человек, что больше половины всего экономически активного населения страны. Печальнее лишь то, что по данным Fitch, обслуживать свои долговые обязательства в состоянии лишь 8 млн россиян или 20% должников. Остальные 80% становятся потенциальными проблемными заемщиками, взыскивать долги которых, вероятнее всего, будут в принудительном порядке в рамках исполнительного производства, за счет имущества. Но, часто, такое имущество попадает в категорию собственности, на которую по закону нельзя обращать взыскание, что оставляет кредиторов ни с чем. Минюст решил эту ситуацию исправить.

Дабы защитить права кредиторов, ведомство предлагает внести в ГПК поправки, которые разрешат забирать у должников их единственное жилье, даже если оно не было предметом залога. Продавать квартиры заемщиков предлагается в том случае, если их площадь составляет больше 36м2 на одного жильца. Сегодня закон запрещает это при любых обстоятельствах, кроме как в случае, если долг образован по договору ипотеки. Карьерист.ру решил разобраться в правительственных инициативах.

Отобрать даже если последнее

Заемщиков предлагают лишать единственного в их собственности жилища, если оно «больше положенного» – подобные предложения высказали в Министерстве юстиции, для чего ими даже был разработан соответствующий проект закона. На данный момент ст. 446 ГПК прямо запрещает это, так как единственная (для заемщика и его семьи) квартира или дом входит в перечень вещей, обращение взыскания по которым недопустимо, кроме случаев ипотеки. По предложению Минюста, в данную норму нужно внести поправки, которые позволят должникам сохранять жилье лишь в случае, когда его площадь не превышает двукратные социальные нормативы (как правило – это 14-18 м2 на одного жильца), а цена не выше двукратной средней цены жилища, рассчитанной по средним кадастровым ценам в субъекте федерации.

Принятие предлагаемых изменений позволит приставами продавать квартиры заемщиков (если жилище вдвое больше установленных норм), даже если это жилье – последнее, что у них есть. Но, предлагаемые механизмы, призваны якобы соблюсти справедливость – продажа жилья будет осуществляться исключительно по решению суда, в котором обязательно будет указана сумма, подлежащая выдаче самому должнику для приобретения жилья в том же населенном пункте, но «попроще» – т.е. в рамках установленных социальных норм. И только после выделения должнику указанной суммы, оставшаяся после продажи часть будет направлена на погашение долга (пусть и частичное). По мнению авторов проекта, это позволит сохранить приемлемые жилищные параметры для жизни и реализует права кредиторов.

8f6c6c18030b5f64866eedc4d3ded370

При этом квартира не сможет стать первоочередным предметом взыскания – описывать ее будут лишь в последнюю очередь, когда иного имущества просто не осталось, а доходы несоразмерны тем обязательствам, которые были взяты должником. Что важно, действие нововведений предлагается распространить лишь на долги, возникшие после внесения поправок – фактически сегодняшним должникам ничего не грозит.

Однако обратная сила закона все же будет иметь место в случаях долгов по алиментам и возмещения вреда жизни и здоровью.

Насколько справедливы такие инициативы, и как они соответствуют конституционным гарантиям неприкосновенности жилья – покажет лишь практика, в т.ч. и судебная. С одной стороны, кредиторы не должны отвечать собственными деньгами за финансовые провалы должников, но, с другой – забирать единственное жилье, хоть и предоставляя возможность приобрести взамен более скромное, нельзя называть гуманным. Впрочем, Конституционный суд считает иначе.

Попытка № 2

Интересно, что инициатива отбирать единственное жилье за долги высказана не впервые – в 2012 году аналогичный законопроект в Госдуму уже вносили представители «эсэров». Как и сегодня, авторы документа ссылались на постановление Конституционного суда № 11-П от 14.05.12, которое поставило под сомнение конституционность ст. 446 ГПК. Прецедент, который лег в основу документа, состоял в том, что жительница Уфы одолжила другу 3 млн рублей, за которые тот построит дом на 300м2, стоимостью в 10 млн рублей. Когда должник отказался платить, суд обязал его уплачивать задолженность в размере 2 тыс. рублей в месяц из его пенсии. Обжалуя это решение в судебных инстанциях, уфимка дошла до КС РФ, который пришел к выводу, что неограниченный имущественный иммунитет необоснованно ограничивает права кредитора.

2016_01_25_06_01_47

И с этим трудно поспорить – в описанной ситуации обращение взыскания на жилье должника действительно выглядит справедливым. Но, так как КС РФ не рассматривает частные споры, а лишь определяет соответствие законодательства Конституции, он вынес постановление, обязывающие парламент внести поправки в ГПК, распространив свои выводы не на конкретный, а на все случаи. И проект изменений даже был внесен в Госдуму, однако, принят не был.

Есть и другие похожие примеры. Например, в 2013 году Министерство регионального развития (упраздненное в 2014 году) предлагало разрешить обращать первоочередное взыскание на жилье, если долги по коммунальным платежам были равны или превышали 5% от стоимости этого самого жилья. Вполне закономерно это предложение вызвало волну негодования как среди граждан, так и в политических и чиновничьих кругах. После «тонн желчи», высказанных в сторону авторов, Минрегионразвития предпочло откреститься от документа, разъяснив, что не поддерживает такую идею. И действительно, на фоне этого предложения, нынешняя инициатива Минюста выглядит более чем безобидно.

Но даже если и так, документ все равно вызывает противоречивые отзывы как в обществе, так и у экспертов.

Противоречия

В частности, экс-уполномоченный по правам детей Павел Астахов написал в Twitter, что Конституция гарантирует право на жилье, но не обязывает расплачиваться по долгам. Общественник уверен в противоречивости законопроекта, поскольку он может в результате лишить последнего тех, у кого и так ничего не осталось. Но, в защиту инициативы высказался главный пристав страны Артур Парфенчиков. Он считает, что поправки не нарушают Конституцию и, наоборот, гарантируют сохранение права на жилье в рамках установленных социальных норм. Вторят чиновнику и в Минюсте. Как цитируют представителей ведомства «РИА Новости», изменения коснутся лишь тех владельцев единственного жилья, чьи жилищные условия явно выше их потребностей. При этом под потребностями понимается та сама социальная норма в 14-18м2.

И, что самое интересное, чиновники действительно правы – инициатива никоим образом не противоречит Конституции, заверяет адвокат Оксана Михалкина, чьи слова приводит «МК». По ее мнению, это антигуманное, недемократичное, но, законное предложение. Российское законодательство полноценно не регулирует вопросы предоставления жилья по социальным нормам, а поэтому гарантировать соблюдение жилищных прав должников не представляется возможным. Более того, адвокат уверена, что поправки противоречат принципам, на которых принимался Жилищный кодекс, но чиновники с этим несогласны.

arest-imushchestva1

 

Есть и другие моменты, которые вызывают сомнение.
Например, процедура реализации жилья, на которое обращено взыскание в рамках исполнительного производства. ФЗ «Об исполнительном производстве», регулируя порядок реализации имущества должника в общих случаях, предусматривает возможность занижения цены, если такое имущество не было реализовано в течение 1 месяца. Для обычной продажи – на 10%, для передачи взыскателю – на 25% от стоимости, указанной в акте об оценке. Таким образом, может возникнуть ситуация, когда после продажи имущества и покупки должнику нового «соответствующего его потребностям» жилья, сумма долга будет погашена лишь частично или, вообще, незначительно. В итоге человек лишится более комфортного жилья, и останется при этом с теми же долгами, что он имел до этого. Тем более, если учесть, что из суммы продажи будет вычтена стоимость оценки, комиссия торгующей организации, исполнительский сбор и прочие издержки.

Отдельного внимания заслуживает вопрос оценки реализуемого имущества. Она проводится независимым экспертом по постановлению пристава. Взыскатель, как и некоторые потенциальные покупатели, которые получают инсайдерскую информацию о реализуемом в ФССП имуществе, часто бывают заинтересованы в том, чтоб сумма оценки была занижена. Стоит ли уточнять, что при стечении определенных обстоятельств все это превращается в коррупционную схему, где больше всех страдает именно должник?!

Сейчас высказанное Минюстом предложение проходит стадию общественных слушаний, и, учитывая активное чиновничье «лобби», судя по всему, пройдет ее с успехом. Впрочем, все отсылки нужно делать не к ним, а к Конституционному суду, ведь именно его постановление является причиной возникновения всей ситуации.