Аналитические материалы

«Меньше работать – больше получать»: как изменится рабочий день в XXI веке

Петербургский международный экономический форум, прошедший намедни в Северной столице, поднял множество актуальных социальных проблем. Одной из тем, привлекших внимание редакции Карьерист.ру, стало будущее рабочего дня и следовательно, 70 млн экономически активного населения России. Так, в XXI веке рабочий день и даже рабочая неделя предположительно должны сократиться – именно таким заявлением удивили участников конференции сразу два статусных спикера – министр труда и зампред Центробанка. Подобные новации станут реальностью совсем скоро, и этому будет способствовать широкая роботизация большинства сфер нашей жизни и последующий за ней рост производительности работы.

При этом, как прогнозируют чиновники, сокращение времени, отведенного для труда, лишь положительно отразится на трудовых доходах – ожидается, что зарплата трудящихся будет продолжать расти. На фоне этого будет расти и пенсия, которая, по словам вице-премьера Ольги Голодец, должна в ближайшие 3 года вырасти до 16,5 тыс. рублей в среднем. Получается, что россияне в обозримом будущем все-таки будут меньше работать и больше отдыхать. На основе чего сделаны такие выводы, и насколько реально достигнуть сокращения рабочего дня? Карьерист.ру изучил и проанализировал заявления чиновников.

4 дня по 4 часа

В ходе одной из секций экономического форума глава Минтруда Максим Топилин, рассуждая на тему переформатирования структуры отечественного рынка труда заявил, что длительность рабочего дня должна существенно сократиться уже в XXI веке. Обговаривая вопрос продолжительности, чиновник вспомнил стандарты XIX века, когда людям приходилось трудиться по 16 часов, чтоб прокормить семью. В XX веке были разработаны совершенно другие стандарты труда – ровно 100 лет назад, в октябре 1917 года, в России был введен 8-часовой рабочий день, хотя его введению и предшествовала многолетняя борьба профсоюзов. Действует в России и 40-часовая трудовая неделя, хотя в мире, как отметил министр, уже существует множество стран, граждане которых уже трудятся существенно меньше. На фоне этого Топилин предположил, что уже в нынешнем столетии нормальным стандартом может стать 6 или даже 4 рабочих часа в день.

Мол, мы пока наверняка этого не знаем, но вполне возможно, что в будущие годы россиянам удастся выполнять норму выработки за 2 часа, а все остальное время тратить на собственные дела, семью и прочие занятия. При этом чиновник отметил, что сокращение времени, потраченного на труд, вовсе не должно негативно отражаться на доходах россиян – стоимость труда, как и зарплата, должна повышаться. Закономерным итогом такого развития событий министр труда видит переименование возглавляемого им ведомства в «Министерство труда и отдыха». Несмотря на такой оптимизм Топилина, подобные заявления вызывают негативные отклики, особенно в контексте низкой величины МРОТ, возможности введения налога на тунеядство, повышения пенсионного возраста и пенсионной реформы в целом.

Тем не менее министр труда – не единственный, кто говорил о сокращении времени для труда за счет повышения производительности. Первый зампред Центробанка Сергей Швецов, выступая в рамках конференции, отметил, что модернизация производства в ближайшие полтора десятка лет приведет к уменьшению рабочей недели, где пятница, наравне с субботой и воскресеньем, станет общепринятым выходным днем. По словам чиновника, вопрос роботизации и повышения производительности труда крайне важен сегодня для страны. Этот процесс требует серьезного обсуждения и в итоге, по мнению Швецова, в перспективе ближайших 15 лет, пятница вполне может стать выходным днем.

Развитие большинства отраслей экономики, модернизация производственных мощностей, роботизация и другие меры приводят к повышению производительности труда, утверждает зампред Банка России. И если все пойдет по такому сценарию и дальше, уже в скором времени, остро встанет вопрос занятости населения. В контексте всего этого, наиболее вероятное развитие событий – открытие новых секторов экономики, в частности, сферы услуг.

Неизвестно, насколько все эти прогнозы сопоставимы с особенностями российской реальности, но мировые тенденции не отрицают возможности подобного развития событий.

Роботы – в будущем, сокращение дня – в настоящем

Так, ученые из Future of Humanity Institute Оксфордского университета, совместно с исследователями из Йельского университета, уже сегодня смогли назвать приблизительный срок, в течение которого роботы смогут превысить возможности человеческого разума и заменить человека в его профессиональной деятельности. Как сообщают «РИА Новости», ссылаясь на данные исследований, эксперты практически уверены, что к 2024 году компьютеры лишат работы переводчиков, к 2027 году они заменят водителей фур, к 2031 году безработными останутся продавцы, а к 2049 – даже мастера слова. Самыми недосягаемыми для искусственного интеллекта пока остаются врачи – полноценные хирургические вмешательства, осуществляемые роботами, станут обыденными после 2050 года.

Эксперты уверены, что в ближайшие полсотни лет, роботы смогут заменить человека в его профессиональной деятельности с вероятностью как минимум 50%. А в течение 100-120 лет, как думают ученые, подавляющее большинство возможных работ, выполняемых на планете, будет осуществляться исключительно искусственным интеллектом. Позволяют ли подобные прогнозы усомниться в адекватности заявлений российских чиновников? Безусловно, да, но, возможно, лишь на первый взгляд. И вот почему. Дело в том, что, несмотря на не такие уж и быстрые темпы автоматизации и роботизации труда, многие страны вполне серьезно обсуждают сокращение рабочего времени уже сегодня.

Так, например, во время президентской предвыборной кампании во Франции, кандидат на пост главы государства Франсуа Фийон акцентировал внимание электората именно на проблеме устаревшего режима рабочего времени. И это несмотря на многолетний французский опыт 35-часовой рабочей недели. Введение 6-часового рабочего дня активно практикуют шведы в своих IT-компаниях и Digital-агентствах. Там считают, что на протяжении 6 часов работники ведут себя куда продуктивнее, чем на протяжении 8 часов, что дает им возможность больше времени проводить с семьей. Но все же самым ярким примером является провинциальный шведский дом престарелых, где 2 года назад в качестве эксперимента был введен 6-часовой рабочий день. Именно его результаты позволяют дать адекватную оценку заявлениям российских чиновников.

Шведский опыт

На протяжении 2-х лет сиделки гётеборгского дома престарелых работали по 6 часов в день, что позволило шведским чиновникам сделать объективный вывод – сокращенный рабочий день в целом повышает продуктивность работы персонала, и положительно сказывается на их здоровье. Так, участвовавшие в эксперименте сиделки меньше подвергались стрессам, меньше болели и имели больше энергии для работы. В рамках исследования они реже ходили на больничный, реже брали отгулы, и лучше выполняли свои функциональные обязанности, что, по словам постояльцев дома престарелых, привело к повышению качества их обслуживания. Более того, у большинства сиделок улучшились показатели артериального давления, стало меньше проблем с сердечно-сосудистой системой, и в целом улучшилось самочувствие. И хотя исследователи отметили очевидный положительный эффект для здоровья и продуктивности трудящихся, экономические показатели оставили желать лучшего.

Как ни крути, но краткосрочные расходы продолжают оставаться самым злостным противником подобных инициатив. Дело в том, что для компенсации сокращенного рабочего дня, муниципальным властям Гётеборга пришлось дополнительно нанять 17 сиделок, которые за 2 года обошлись бюджету в лишние 1,3 млн $! 17 лишних сиделок – это как минимум 25% дополнительно нанятого персонала, что в итоге позволяет говорить о негативных экономических результатах: сокращение 25% рабочего времени потребовало увеличения штата на 25% при аналогичном росте расходов. Как отметили сами шведские чиновники (которые располагают куда большими ресурсами, чем российские), это слишком большая цена для того, чтоб повально сокращать рабочий день в обозримом будущем.

Конечно, спикеры Петербургского экономического форума, чьи заявления мы рассматривали в начале заметки, называли будущее сокращение рабочего времени результатом автоматизации и повышения производительности. Шведский же экспериментальный опыт имел место в условиях, где применение искусственного интеллекта попросту невозможно. Но даже в иных условиях, состояние современной российской промышленности, как и существующие темпы модернизации в совокупности с сырьевой моделью экономики, не позволяют воспринимать заявления министра труда и зампреда Центробанка всерьез.

Вообще, как смело подметил в интервью «Газете.ru» экономист Сергей Хестанов, подобного рода экономические форумы, проводимые в России, больше похожи на некие «ярмарки тщеславия». По факту, это всего лишь площадка для обмена мнениями и поведения дискуссий, поэтому озвученные прогнозы чиновников, это всего лишь их индивидуальные рассуждения, которые, как кажется автору, не имеют ничего общего с реальностью. На фоне экономических и социальных проблем России они выглядят слишком оптимистично, чтоб быть похожими на правду. Хотя, может быть именно оптимизма и не хватает отечественной экономике?

Разместить резюме Добавить вакансию